Отсортировать
Написано в 2015 году
Я закончила университет, где половина потока учились с мыслями "еще немного и я отсюда уеду", и постоянно вокруг я слышу от людей, как плохо в России, как плохо в маленьком городе, как им в Нижнем тесно. Однажды, проезжая по Метромосту я сказала: "Это так здорово, что у нас метро по мосту едет. Ты только представь, из окна можно наблюдать такой красивый вид", на что услышала ответ: "Наверное, удивиться таким мелочам может только человек, который не видел чего-то более фундаментального".





Не то чтобы я нигде не была. Да, у меня не было возможности путешествовать по всему миру, но я была заграницей, несколько раз на Украине и очень много где в России. Не совру, если скажу, что Москву посетила раз 30, а Питер около 10, даже работала в этих городах гидом и чувствовала себя вполне "своей". Но мне не тесно в Нижнем. Наоборот, мне настолько комфортно, что мне очень сильно хочется поделиться этим комфортом со всеми вокруг.



Если бы 8 лет назад мне сказали, что я буду это писать, я бы очень сильно рассмеялась. Тогда я ненавидела НН и всей душой мечтала отсюда уехать. Я готовилась к поступлению в МГУ, кайфовала от Московского метро и мечтала слиться с темпом этого города. (По-моему, смешно думать, что девочке в 16 лет в Нижнем было тесно, а к 22 годам я настолько потупела и ограничилась, что мне стало хорошо, да?)



Все изменилось, когда, работая в газете Биржа+Карьера, я попала на пресс-конференцию к Артемию Троицкому. Он сказал такую фразу: вы все рветесь уехать в Москву. А что там делать, в этой Москве? Там же все уже сделали. Возьмите свой город и сделайте его таким, что любая Москва позавидует.



Сколько раз в течение следующих двух лет я слышала предложения от Антона бросить все и уехать в Питер! Но, сидя на Дворцовой площади и наблюдая экскурсионную толпу, я вдруг поняла, что города, в которых живешь, всегда на одно лицо. Проснувшись, закинувшись тазиком кофе, ты бежишь на работу, кутаясь в теплый серый шарф. Ты не смотришь по сторонам. Ты не ходишь в музеи, не знаешь ничего о своем городе. Но ты же живешь в нем, это же круто.

Питер для меня - ресурс неисчерпаемого вдохновения. Так пусть он таким и останется.



Когда я поняла все это, я открыла глаза. Я почитала книжки, походила по городу и поняла, что нам не нужно пытаться уехать в крутой город, нам нужно привести крутой город сюда.



В начале этой осени я гуляла по городу нон-стопом. Было тепло, шуршали листья, я смотрела на них и думала о своей жизни, анализировала её изгибы и пыталась осознать себя. Сейчас я так скучаю по этим прогулкам. Моим любимым маршрутом стал спуск от Дмитровской башни через площадь Восстания к Рождественской. Сегодня там было очень скользко, но я все равно спустилась, и даже не разу не упала.



Потом села в "Селедку и кофе", пила большой капучино с корицей и разглядывала стены.



Дело в том, что за последние два года наш город вырос так, как никогда ранее. Помимо появившегося наконец метро из нижней части в верхнюю, открылось такое количество крутых заведений, такое количество атмосферных двориков, специализированных мероприятий.



Я не знаю как это объяснить. То ли я чувствую, что могу объять этот город. То ли он просто для меня родной.То ли мне нравится, что, заглянув почти в каждый двор в центре, можно увидеть что-то интересное, у него своя история - и современная, и ушедшая. И вся эта "камерность", когда в городе есть свои тренды, принадлежащие только ему такие атмосферные мелочи - я просто испытываю неимоверный кайф от этого.



А сколько всего здесь можно делать. Нет, неужели вы правда не видите? Неужели быть одним из менеджеров где-то за письменным столом - это круче, чем творить, пусть и не в таком огромном городе? Если что, Нижний - город-милионник все же, и тут есть движение, и есть жизнь. А еще есть креатив и оригинальность. И люди.



Я уже сотню раз говорила, и еще сотню раз скажу все это. Но мне так хочется, чтобы у НН было еще больше "своего", еще больше "атмосферного". Он - часть меня, и я никогда не смогу вычеркнуть его из своего сердца, да и не буду.


p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000} p.p2 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} span.s1 {font-kerning: none} - Да не надо мне помогать, мне надо не мешать! - в сердцах крикнула я маме.

Это так странно, когда ты вообще не общался с человеком, а он вдруг выдает про тебя самое важное, что ты сам никак не мог донести.

- Я смотрю на тебя и вижу, что ты жизнь ешь не просто большой ложкой, а половником. Тебе ее надо ковшом есть, эту жизнь. У тебя не так много времени, всего лет 15 - после сорока жизнь совсем другая. Да ну блин, куда прешь, - ругается тетя Таня на белую Вольво.


Мы едем с 40 дней со смерти моего учителя по скрипке Сергея Васильевича. Тетя Таня - мама моей однокурсницы из музыкалки и у нее рак.



- В тебе просто столько энергии, такой потенциал. И это не комплимент. Я и сама была такой, но меня забили своим "надо", своим бытом, и я не смогла. А ты должна. Ну, а чувства, от которых тормозишь - куда же ты от них денешься. От чувств мы становимся ярче, они нам нужны.


Мы с мамой выходим из машины, и я говорю искреннее спасибо за эти слова. Мама говорит:


- Понимаешь, у нее все как по Карнеги. Она считает, например, что дружить надо с теми, кто может быть тебе полезен.


Господи, мама, а как же иначе? А неужели я дружу с кем-то просто потому что мне интересно? У меня ни осталось ни одного друга, с которым я могу быть собой, с каждым мне приходится сильно себя контролировать, чтобы ненароком не поднять темы, в которых мы расходимся, не показаться слишком слабой или еще какой. У меня были такие люди, с которыми мне было хорошо. Ульяна. Антон. И многие еще. И все они ушли или перешли в разряд приятелей. Больше нет искренности у меня в сердце, ни к кому. А жаль, с ней было счастливее.

p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000} p.p2 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} p.p3 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} span.s1 {font-kerning: none} Топ-топ-топ. Белые кроссовки по мокрому асфальту. Я надеваю в уши белые наушники, закидываю черную сумку за спину и начинаю утреннюю пробежку. Мимо проходят хмурые люди, которые даже в 8 утра покупают в магазинах пиво. Они садятся на лавочку и обсуждают политическую ситуацию в стране. Они явно в ней разбираются лучше меня. А я бегу и почти даже не думаю. Я ловлю ритм музыки и стараюсь попадать в такт. Как всегда, как всегда пальцами попадаю по невидимым клавишам.



Так случилось, что у меня появились обстоятельства сильного потери времени на пешие передвижения. И тогда я взяла два неподвластных мне обстоятельства, связала их и обернула в свою пользу. Я не хочу чтобы кто-то знал, каких усилий мне что-то стоит. (Даже при написании каждого поста я надеюсь, что все же никто не зайдет. Но Гугл-аналитика твердит об обратном). Пусть люди думают, что оно все как-то само. И, лежа на полу, в час ночи, смотря в потолок, я заставляю себя продолжать. Потому что я знаю: если я пропущу хотя бы день, я не войду снова в этот ритм. Мне тяжело физически, но не стоит меня недооценивать. Просто потому что я хочу доказать в первую очередь себе, что могу. Вот только если человек не знает о том, какие усилия ты прикладываешь, он никогда их не оценит.



Я - сильная личность.



Клац-клац-клац. Стучат черные сапожки на каблуках по брусчатке. Я выхожу из автобуса и иду к месту назначенной встречи. Там меня обычно уже кто-то ждет. Я здороваюсь, вынимаю блокнот, достаю черную ручку, загибаю рукава и начинаю разговор. Я улыбаюсь. Общение - моя стихия. Разговаривая с людьми, я забываю обо всех проблемах, меня не волнуют трудности. Я готова вечно спорить, рассматривать проблемы, приходить к выводам, делиться жизненной позицией и встречать понимание. При этом интервью я беру отвратительно - перебиваю и прыгаю с темы на тему.



Я очень люблю людей. Какие они разные, какие интересные. Сколько всего можно о них написать. Сколько можно интересного, совместного и взаимного придумать, если найти своих. Как это все важно, интересно и давно желаемо. Сколько творчества можно найти.



Я - писатель.



Цок-цок-цок. Черно-фиолетовые полуботинки по бордюру. Он берет меня за руку и ведет вперед. Я не чувствую себя ребенком, наоборот, тут уже я взрослая. Он такой терпеливый - ему все равно на то, что я постоянно в телефоне, что разбрасываю чашки и не выключаю свет. Он все поймет.



Ему всего 2,5 года, и я должна быть строгой, чтобы он знал, что нет - это нет, а "нельзя" не обсуждается. Что шоколад - это не вкусно, а вкусно хлеб и огурец. Что ходить нужно по лестнице, а не ездить на лифте. И, несмотря на то, что в этом доме царство объедания, нужно жить своим умом. Что нельзя кричать, драться.



Я - мать.



Тссс. Тихо скользят белые икеевские тапочки по линолеуму. Я наливаю чай с молоком и устраиваюсь поудобнее у компьютера. Включаю настольную лампу, включаю тихую и такую надоевшую музыку в уши. Смотрю в монитор. Сколько же дел. Как с ними справиться. Но все дело в организации. В умении не прокрастинировать. В мужестве сделать.



Откуда берутся чувства? И почему они не уходят? Я не вижу смысла "пялиться в проклятые колодцы", как у Фрая, я вижу смысл в том, чтобы отбрасывать все стереотипы, все предрассудки и творить, и делать то, что хочется мне, и становиться богаче духовно, и подниматься на новые и новые уровни, и открывать эти уровни в себе. И гореть без остатка. Но кто же сказал, что, чтобы согреть других, нужно обязательно сжечь себя? Наконец-то и я к этому пришла.



Я - девушка.















p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000} p.p2 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} p.p3 {margin: 0.0px 0.0px 18.0px 0.0px; font: 11.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} p.p4 {margin: 0.0px 0.0px 2.0px 0.0px; font: 14.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 17.0px} p.p5 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 10.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000} p.p6 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 10.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 12.0px} p.p8 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000; min-height: 13.0px} li.li1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px Helvetica; -webkit-text-stroke: #000000} li.li7 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 11.0px 'Helvetica Light'; -webkit-text-stroke: #000000} span.s1 {font-kerning: none} span.s2 {font: 12.0px Helvetica} span.s3 {text-decoration: underline ; font-kerning: none} В один из дней, когда я сидела в Войлоке и пила пуэр, вдохновляясь атмосферой, в туалете мы случайно пересеклись с Верой Шеви - одним из лучших визажистов города, что вела свои курсы в Фотошколе 2.8, невероятной невесомой красоткой. Вера пригласила меня на практику к ней на курс, чтобы я написала статью на личном опыте. Не думая ни секунды, я согласилась.



Правда, одного посещения ее бьюти-школы оказалось мало, и мы договорились, что я приду еще на общую практику через несколько дней. А пока она сделала мне идеальный дневной мейк, и я смотрела на себя в зеркало и понимала, что вот такой у девушки должен быть цвет лица. А не зелено-синий, как у меня в последнее время.



Тот вечер за последний год был первым, когда я проигнорировала мамин звонок и пошла куда-то тусить и расслабиться. И уже не в студенческий Friday, а в ту самую Селедку, где по вечерам пятниц собирается "интеллектуальная элита" города. Стилисты, журналисты, кинематографисты, и черт-знает кто еще говорили там о высоком, попивая вино. Чтобы не отставать, мне пришлось тоже взять - красного, самого низкокалорийного, конечно же. Я теперь не могу пить алкогольные сеты за 400 рублей, мне статус не позволяет - я же "Таня с nnstories"!



Казалось, что меня знают все, и это было удивительно. Мы сидели на лавочке на Рождественской с Мариной, которая совсем недавно вернулась из Америки, и я взялась помогать ей с организацией Благотворительного Аукциона Свиданий - там надо было ставить деньги на человека, покупать свидание с ним, а потом все средства шли на благотворительность. Отличная идея, но еще больше меня привлекала Марина - впервые после "потери" Ульяны, которая давно счастливо родила ребенка в Москве, я почувствовала подругу на одной волне со мной.



Итак, на лавочке возле "Селедки" стало прохладно, я закутываюсь в белый плед, мои локоны спускаются на плечи, фотограф Ксюша Ионычева смотрит и говорит:

  • Таня, какая ты принцесса!
Да, именно так я себя и чувствую, настоящей аристократкой, и бокал красного вина очень выгодно смотрится на фоне моего белого пледа. Красные губы напротив тоже очень даже ничего, а еще они рассказывают мне о своей жизни.



- Понимаешь, я люблю его. А он не хочет даже, чтобы я выходила из его машины при друзьях. Он остановил меня за углом, понимаешь? - ее звали Рушаной, и в тот вечер она решила рассказать мне о драме своей жизни. - А я его так люблю, так люблю, я лежу на кровати и чувствую это, я дышать не могу от любви, ты меня понимаешь?

- Понимаю, - тихо говорю я. Крупная слеза катится из ее глаз с идеальными стрелками.



Около Селедки паркуется мотоцикл. С него слезает парень в черной кожаной куртке.

  • Леша! - Марина, кажется, знает здесь всех. - Иди к нам!
  • Сейчас, - он проходит вглубь Селедки и вскоре возвращается.
  • Леша - мой давний друг, - представляет его Марина. - Он, кстати, тоже участвует в аукционе свиданий. Да, Таня? - она многозначительно сморит на меня.


"У меня локоны и идеальный мейк, я сейчас напьюсь и буду танцевать на столе", - тем временем набираю я сообщение в нашей неумолкающей ни на день переписке.

"Пить-курить-убивать? Если что, я одобрения не давал"

"А с чего ты взял, что мне нужно твое одобрение?"



  • А, что, да? - отрываю я взгляд от телефона и натыкаюсь на смотрящие на меня в упор глаза. - Ой, смущаюсь. Я Таня.
  • Алекс, очень приятно, - он как-то по-особенному на меня смотрит.
  • И Таня тоже участвует в аукционе, дадада, - еще более многозначительно добавляет Марина. - Ты там, кстати, на кого поставила?
  • Ой, это такая смешная ситуация, - улыбаюсь я. - Мы сидели с Настей в шоу-руме и увидели, что у Степана, который фитнесом занимается, ставок почти нет. Ну и я поставила, думая, что уж кто-то меня точно перебьет.
Но меня уже никто не слушает.

  • Я не видел тебя с Америки, - Алекс обращается к Марине.
  • Леша, кстати, в Америке тоже жил, - она снова говорит это мне.
  • О, у тебя хороший английский? - спрашиваю я.
  • Мало практики сейчас, - раздосадовано отвечает он. - Не с кем говорить.
  • So, let's speak English? - я моментально включаюсь в игру и перехожу на английский, под алкоголем это особенно легко выходит, проверено в студенческие времена.
Меня подхватывают, и вот мы уже дружно болтаем о городе, Америке и языке, и только красные губы остаются плотно сжаты.



"Ну что, напилась?" - вибрирует телефон в кармане джинс.

"Ага. На столе вот танцую"

"И как?"
"Норм"



Разговор переходит к байкам.

  • I love playing the drums and riding my bike, to tell the truth, - произносит Алекс, и тут я слышу внезапное русское:
  • О, у тебя есть барабаны?
Леша оборачивается и, кажется, впервые замечает красные губы. До этого он смотрел только на мой идеальный nude на лице.

  • Да, в гараже стоят, где я обычно оставляю байк.
  • Обожаю байки, - Рушана двигается к нему поближе. - И музыкантов. А покатай?
  • Well, girls, - он вопросительно поворачивается на меня. - Would someone else love to have a ride with me? - все затихли. - Tanya?


Я перевожу взгляд со шлема в его руках на красные Рушанины губы, вспоминая, как год назад, не задумываясь ехала с кем-то на набережную Федоровского играть на гитаре, за которой еще заезжала на Казанку, пока тогда еще не-бывший муж тоже где-то проводил время подобным образом.



"Кстати, по поводу аукциона, ну что, Степан твой?" - телефон снова вибрирует у меня в руке.



  • Well, - я флиртую, да?
  • Oh, girls, I'd love threesome, but there is only one place behind my back, and only one helmet.
  • Then go with her, - я отвечаю ему, тепло улыбнувшись. - She needs it.
  • But why?
  • Because I am the princess today.


Под всеобщее умилительное "Ооооо" она берет из его рук шлем, и спустя пару минут, они трогаются с места.



В такси до дома, после продолжения в Вася + 1 и еще n-ного количества бокалов вина, я продолжаю переписку.







vk.com

To: Roman kosolapov

From: Tanya kurganova





  • Пожалуйста, исчезни из моей жизни.
  • Не я тебе постоянно пишу.
  • Ты продолжаешь. Я же как-то жила без тебя. Отпусти меня, пожалуйста, хватит. Я устала, устала вздрагивать от каждого сообщения в страхе, что оно может быть твое. Устала дергаться от каждого лайка и фейворита. Пожалуйста, дай мне жить дальше. До 30 июня, когда ты уедешь во Францию, пожалуйста, сделай так, чтобы тебя в моей жизни нигде не было.
  • Замутить с кем-то хочешь?
  • Если бы хотела, ты думаешь, ты бы меня остановил?
  • Кто ж тебя знает.
  • Я всегда уверена в своих решениях.
  • Что, и отпишешься от меня?
  • Да, и отпишусь. Пожалуйста, даже лайки не ставь, я не хочу ничего от тебя получать, никаких оповещений.
  • Мне смешно, ну ладно. Все ради тебя.
  • И хэштег! Не ставь #nnstories!
  • Окей.
  • Все, пока.
  • Подожди, надо сказать что-то красивое напоследок.
  • Я уже все сказала тебе, и много раз. НЕ ПИШИ!
  • удоватдоипщгнывидвроиводирова. Назло!
  • ПЕРЕСТАНЬ, прошу тебя!
  • Все будет хорошо.
  • На меня эта фраза давно не действует. Пока.




Как же бесит быть бабой. Ну почему, почему я не понимала, что такие истерики могут разрушить абсолютно все, что с таким трудом выстраивалось не один месяц.



Наутро, когда я зашла в Контакт и вспомнила весь этот бред, я подумала, что, наверное, так и надо. Особенно, когда увидела ставку на аукционе под моей фотографией. Это был некий Алекс, но "выиграл" меня не он. Хотя это и не нужно было, ведь спустя пару дней я спешила к нему в цветочном платье в пол на five o'clock tea. Это было идеальное свидание, о котором я потом рассказывала в своем эфире на радио, куда пошла стажироваться в этом месяце. У Алекса был не только байк, машина у него тоже была вполне себе на уровне, вот только огни Канавинского моста из ее окон выглядели совсем не так. А в музыке, что он играл под гитару, не было той самой красоты, и кальяну он предпочитал сигареты.

Book design is the art of incorporating the content, style, format, design, and sequence of the various components of a book into a coherent whole. In the words of Jan Tschichold, "methods and rules upon which it is impossible to improve, have been developed over centuries. To produce perfect books, these rules have to be brought back to life and applied."
Front matter, or preliminaries, is the first section of a book, and is usually the smallest section in terms of the number of pages. Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.
Made on
Tilda